МЕЖДУ ГОРДОНОВ И ПУСТОЗВОНОВ

Станислав Смагин 22.05.2020 11:39 | Общество 65

С интервалом недели в полторы известному и достаточно одиозному украинскому журналисту Дмитрию Гордону дали интервью по скайпу два известных политика – или, скажем шире, общественно-политических деятеля. Речь о Наталье Поклонской и Игоре Стрелкове.

Тут надо сказать, что уже сам факт «дачи» интервью Гордону делает это событие неоднозначным, точнее, однозначным наполовину. А дальше уже зависит от содержания. Если брать Поклонскую, то она в неприятном смысле удивила. Нет, она уже не первый месяц как начала крениться в украинскую сторону, присылать поздравления Зеленскому на украинской соловьиной мове, учить, что правильно говорить не «на», а «в» Украину. Но тут Наталья Владимировна превзошла сама себя. Пела на украинском, признавалась в симпатии к Зеленскому и в том, что она за него проголосовала бы, выражала соболезнования бойцам ВСУ, говорила, что чувствует себя украинкой (не Лесей). Всего не перечислишь. В общем, уважаемая госпожа депутат и прокурор, в полном соответствии с Книгой Притчей Соломоновых, 26:11, вернулась на свою…укр.родину. В благословленные времена, когда она занималась посадками русских активистов, хотя сама утверждает, что не занималась. Выходит, оценка этого интервью – однозначная. В плохом смысле.

В интервью Дмитрию Гордону Наталья Владимировна Поклонская превзошла сама себя: пела на украинском, признавалась в симпатии к Зеленскому….

Со Стрелковым не совсем так. Он украинской аудитории и конкретно Гордону не льстил, напротив, это Гордон всячески осыпал собеседника дифирамбами, надеясь, видимо, что тот размякнет и сболтнет лишнего. Говорил экс-министр обороны ДНР то же, что всегда говорит и пишет в Интернете. Включая, увы, сомнительные вещи, вроде мимолетных обвинений в адрес отца-основателя ДНР Андрея Пургина и нелестных слов про покойного главу республику Александра Захарченко (человек он был крайне сложный, но всё равно зря).

В целом здесь по сумме факторов можно сказать об итоговой оценке «неоднозначно». Стрелков, думается, своих целей достиг, сказав всё что думает, притом без цензуры. В Российской Федерации он, на самом деле, не в полной информационной блокаде, а где-то на 90%. Изредка какое-то издание с чуть менее коротким поводком, чем остальные, типа «Московского комсомольца», берет у него интервью, но, насколько можно понять, в не самых широких тематических рамках, с вычеркиванием неудобных мест и без особого резонанса. Тут же некоторый резонанс выше среднего обеспечен.

Вероятно, придётся включиться в дело официальному агитпропу. Как три года назад вовремя стрелковских дебатов с Навальным. Совсем проигнорировать их было нельзя, при этом с одной стороны Навальный классово близок системе и вообще инструмент одной из её групп, а с другой – нельзя ему бесконтрольно давать нагуливать лишний вес, лучше подыграть куда более неприятному, но и кажущемуся более слабым сопернику. Вот журналисты “Life” и других изданий в немногочисленных, но всё же имевших место колонках, скрепя сердце и с множеством язвительностей, туманно признавали кто ничью, а кто и стрелковскую победу по очкам.

Сейчас ситуация схожая в плане в плане двойственности. Вроде бы как нельзя не оттоптаться на «в очередной раз саморазоблачившемся предателе, мирно беседующем с киевскими говорящими головами». С другой – буквально накануне такой же мирной, да что там, любовной беседой отметилась именитая депутатка, и явно не без методички в кармане. Однако уровень политтехнологий и пропаганды у нас с 2017 года, пройдя свой пик, упал стремительным домкратом, поэтому диссонанс смущать не будет. Может быть, и по одному из телеканалов в каком-нибудь из бесконечных ток-шоу, потихоньку возвращающихся от коронавирусной к украинской тематике, кто-то заикнётся про «клоуна-предателя Гиркина».

Стрелков, думается, своих целей достиг, сказав всё что думает, притом без цензуры

Заикнётся, конечно, мимоходом, ибо отрицательная реклама тоже реклама, в исполнении же российских центральных телеканалов ругань в чей-то адрес постепенно начинает становиться рекламой положительной. Телевидение проделывает тот же путь, что и вся пропаганда в совокупности – медленно, но со зримой очевидностью начинает катиться под гору. Ещё очень значительно количество тех, кто всецело или в общих чертах верит сказанному с голубого экрана, но всё больше и больше «теледиссидентов», тех, кто если и слушает, то равно для того чтобы сделать противоположные выводы.

Более того, на самом телевидение, в его полупериферийных районах, стало хорошим тоном шутить над повесткой и героями основных «кнопок». Буквально позавчера мимоходом слышал, как в одном из развлекательных телешоу на ТНТ, сложно отличимых друг от друга, ведущий съязвил: «Мы хотели пригласить к нам в гости Владимира Соловьёва, но он сказал, что не ходит на передачи, где все шумят и говорят глупости».

А осенью на том же ТНТ, в Comedy Club, был потрясающий пародийный номер «Чемпионат по ура-патриотизму», с всё тем же легко узнаваемым Соловьёвым в главной роли. ТНТ, напомню, тоже полугосударственный канал, и его менеджеры, видимо, испугавшись несанкционированной смелости «труппы комедиантов», принялись удалять номер с основных площадок вроде YouTube. Такое случалось и раньше с чересчур смелыми политическими номерами. Правда, рукописи не горят – найти крамольный ролик можно. А вот пародию на «Эхо Москвы» и персонально Алексея Венедиктова сильно искать не надо, она на видном место, потому что «Эхо» это такая специально назначенная либеральная груша для битья, а Венедиктов уже особо и не скрывающийся генерал информационных спецопераций, открывающий в высокие кабинеты дверь ногой.

Хорошо, что скепсис и здоровое злорадное зубоскальство по поводу вечерних пустозвонов всё сильнее и нескрываемее. Плохо другое. Пустозвоны ловко годами морочили голову массам, доказывая, что белое –это чёрное. Что «пятая колонна» – не разворовывающие и втаптывающие страну в каменный век колониальные «элиты» с миллиардами в оффшорах, особняками на Лазурном берегу и детьми, учащимися в западных институтах и работающими в западных корпорациях, не сами пустозвоны с уютными домиками на озере Комо, а те, кому это всё не нравится. Однако пустозвоны ловко манипулировали темами и понятиями, важными и святыми для нормального русского человека. И теперь, когда наступает отрезвление, у многих неприязнь к пустозвонам автоматически переносится на захваченные ими в плен и напрочь дискредитированные понятия.

К Владимиру Соловьёву, как ни странно, конкретно по Донбассу претензий меньше, чем к другим. Он начал его «сливать» ещё до того, как это стало мейнстримом

Допустим, ещё один телевизионный персонаж, Максим Галкин, на своём «живом» концерте едко прошёлся по пустозвонам, заметив попутно, что они интересуются исключительно Украиной, позабыв про Россию. Зал аплодирует, зал согласен. Отчасти согласен и я, и сам не раз об этом писал. Но проблема-то в другом. Украина – это и есть Россия. И постоянно говорить о ней нужно и важно. Вот только пустозвоны, они же гордоны местного разлива, шесть лет делали всё, чтобы максимально опошлить, извратить, вывернуть наизнанку тему, превратить в изнанку украинский вопрос. Чтобы у обывателя пошла кругом голова в попытках разобраться, кто там всё-таки – бандеровцы, братский народ, братский народ, но не весь, бандеровцы, но только во время переговоров по газу и снова братья после их завершения. Теперь от слова «Украина» у людей начинает дергаться глаз, а от слова «патриотизм» начинается нервный смех. Думаю, эти талантищи (так, полагаю, «талантище» во множественном числе?) сумели бы опошлить слова «мама» и «папа».

Новый, свежий пример. На сайте Change.org, оказывается, зарегистрирована и уже набрала 234 тысячи подписей петиция русского эмигранта с требованием запретить В.Соловьёву въезд в Европу. Подписали её и многие россияне. Подписал бы её и я. За все эти шесть, а на самом деле больше лет. За агитки «Крым нам не нужен», сменяющиеся яростным крымнашизмом и хулением всех несогласных, а затем снова оскорблениями в адрес крымчан. За «Донбассу никто ничего не обещал». За сливание Донецка, Луганска, Одессы и их слияние с Киевом и Львовом в одно расплывчатое пятно, имеющее голос и повадки Ковтуна.

Но осуждает петиция Соловьёва не за это, а за то, что он, цитирую, «агрессивной риторикой заставил многих молодых людей вступить в ряды частных военных подразделений и вести братоубийственную войну в таких странах, как Украина и Сирия». То есть не за печальнейшее зрелище, которое сейчас представляют собой ДНР и ЛНР, а за то, что они вообще появились на картах. А кто будет разбираться в «нюансах»? Тезис «политика РФ на украинском направлении – зло и мрак» начинает объединять людей, для которых она зло и мрак по ровно противоположным причинам. А заодно и тех, для кого зло и мрак уже любая российская политика на любом направлении. Боюсь только, это компромиссное единство противоположностей хрупкое, ложное и просто-напросто кажущееся. Примерно как у Стрелкова с Гордоном на три часа эфира.

Кстати, персонально к Соловьёву, как ни странно, конкретно по Донбассу претензий меньше, чем к другим. Он начал его «сливать» ещё до того, как это стало мейнстримом. Ещё в апреле 2014-го Владимир Рудольфович честно заявил: «Вы меня, конечно, простите, но если мы говорили о безобразии, когда “Правый сектор”* (запрещён в РФ) взял оружие, то почему не безобразие, что пророссийские активисты или которые за Федерацию – вооружились? Ну, если там безобразие, то и это безобразие. Если мы говорим, что плохо, что там от мирного протеста перешли к вооружённому противостоянию. Почему, когда здесь это происходит, мы должны сказать, что здесь это нормально? Если уж плохо, то и так, и так плохо. “А нас же будут убивать”. Ну, знаете ли, это гениальный мотив, поэтому давайте начнём сразу убивать мы. Надоели вопли такие страстные: “Россия, помоги!”. То есть, 23 года Россия не нужна была, а теперь – помоги, 23 года все, кому ни лень, вытирали ноги о Россию, в том числе граждане Украины, которые не вспоминали о том, что они русские и не просили помочь, а теперь вдруг “Россия, помоги!”. Притом, ладно, я понимаю, когда это происходит в Крыму, где подавляющее большинство граждан организовались сами, провели все необходимые демократические процедуры, референдум, проголосовали. Местная власть, напомню, назначила референдум. То есть, мы говорим о волеизлиянии миллионов с лишним людей. Здесь – пять тысяч человек, 10 тысяч человек в миллионном регионе. Говорят: “Всё! Россия, помогай!” А почему? А потому что мы захватили здание. Офигеть! То есть, если сейчас украинцы захватят какое-то здание в центре Москвы, они будут требовать, чтобы Украина ввела войска?».

Оценили уровень и качество аргументации? Чистое «Эхо Москвы». Я слышал схожее, только не про Москву, а про Брайтон-Бич – «вон там сколько русских, точнее, русскоязычных, давайте и туда войска введём». Конечно, Соловьёв с 2014-го успел не раз «переобуться» в прыжке. Недавно вот сказал в своём видеоблоге ровно противоположное – призвал перестать мямлить, ввести войска и признать ЛДНР. Это, надо полагать, некая игра в доброго и злого следователя на пару с Поклонской. Не лично у них, а у тех, кто методички раздает. Смотрится с каждым разом всё более гадко и каждый раз все отчётливее показывает, как люди наверху относятся к важнейшим для России и русских вещам. Как к разменной монете не самого крупного достоинства.

Я уже не переживаю за многострадальную судьбу многострадального Донбасса в глазах россиян. По мере отрезвления россияне могут, если им будет до того, даже снова начать ему искренне сочувствовать. Уже не только как жертве украинского военного террора, а ещё и как объекту кремлевских многоходовок. Но, боюсь, по этому же принципу отрицания может начаться… Да уже началось, так что усилится охлаждение отношения к Крыму, потому что «Крымнаш» несколько лет был на знамёнах «лучших людей города». Я искренне верю в здравомыслие русского человека, в понимание, что пустозвоны и их начальники приходят и уходят, а русские земли остаются, и хорошо, если остаются с Россией. И одновременно не могу не признать – пустозвоны сделали все для подрыва этого понимания.

А ещё – для того, чтобы интернет-канал Гордона выглядел, как в случае с интервью Стрелкова, более ценным источником информации, чем российские телеканалы. По большому же счёту украинский пропагандист с яйцеподобной головой и российский в кителе с высоким воротником ничем особо не отличаются. Разве что украинский отличается в лучшую сторону – даёт неудобному собеседнику высказаться и не перебивает (правда, потом оправдывается, что собирал материал для будущего международного трибунала). И это лишний раз показывает трагедию нашего общего русско-славянско-постсоветского пространства, попавшего между жерновами гордонов и пустозвонов, безнадёжно разорванного и одновременно неразрывного.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Популярное за неделю