О жертвах Перестройки и не только

Любовь Донецкая Русранд 15.10.2019 13:23 | Политика 257

«СОЮЗ НАРОДНОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ»

Удивительные события происходят в «долгом государстве Путина». Раньше в категорию злостных раскачивателей сверхдержавной ладьи попадали не вписавшиеся в рынок нытики, не сумевшие начать с себя — пенсионеры, предпенсионеры, самозанятые, многодетные, сироты, инвалиды, врачи, учителя, работяги на едва дышащих производствах. И тут к этой многочисленной когорте недовольных внезапно примкнул не кто-нибудь, а зампред думского комитета по образованию и науке, депутат Госдумы от ЛДПР Борис Чернышов.

Этот современный «народоволец» предложил совершенно немыслимую для высокого звания российского депутата законодательную инициативу, в обращении к министру труда Максиму Топилину заявив, что перестройка обернулась «крупнейшей геополитической и гуманитарной катастрофой для миллионов жителей Советского Союза в 1990-е годы». Пострадавшими, «жертвами перестройки» Чернышов считает поколение своих родителей — граждан, «которым в те годы было 25–45 лет». И требует для этих жертв принятия комплекса мер социальной поддержки.

«Как раз на них больше всего было стресса, больше всего они переживали, болели, теряли работу. Многие потеряли свои дома и квартиры, воспитывали детей без всякой возможности нормально это делать», — поделился своей точкой зрения Чернышов.

Топилин пока на этот смелый и неожиданный демарш не отреагировал, зато выступил бывший вице-президент РФ Александр Руцкой, который назвал подобную идею позором и глупостью. По его словам, политикам следует сконцентрироваться на решении насущных проблем, в частности, увеличении зарплат врачей и учителей, а также пенсий ветеранов труда. Впрочем, от Руцкого как члена попечительского совета Общероссийской общественной организации «Комитет поддержки реформ Президента России» ничего иного и не ожидалось. А откуда взялись длинные тени «насущных проблем» у бюджетников и ветеранов, г-н Руцкой благоразумно умолчал.

Борис Чернышов сам о перестройке и ее жертвах знает понаслышке, человек он молодой, 1991 года рождения. Он не переживал лично то, что на себе вынесли те самые «поколения родителей».

А ведь для большинства из них перестройка и «святые» 90-е — это внезапные нищета и полуголодное существование, разгул криминала и запредельного цинизма новых «хозяев жизни», но самое главное — чувство непрерывного унижения. Профессура — лучшая в мире — рылась на помойке в поисках съестного и ношеной одежды. Учителя, врачи, инженеры и рабочие на «блошиных рынках», стыдливо пряча глаза, распродавали заветные хрустальные салатницы, мельхиоровые ложечки и норковые шапки. А в это время какой-нибудь перестроившийся «комсомолец», по дружбе с такими же «комсомольцами» и «членами партии» (не путать с коммунистами) получивший безвозвратный кредит на бизнес, рассуждал, объедаясь желанными 140 сортами колбасы, что, мол, так вам, лохам, и нужно, потому что «в этой стране» большинство — лентяи и безынициативные «совки», не выписались в рынок — так вам и надо, а бабы еще нарожают.

Возникает закономерный вопрос: что заставило молодого, благополучного депутата заговорить о перестройке как о катастрофе, как об огромной социальной несправедливости, да еще и требовать для ее жертв государственных мер поддержки?

Возможно, что причиной стало несомненное сходство современного политического состояния РФ с тем, которое предшествовало и способствовало закату и распаду СССР. Тогда в моде были всевозможные «реформы» и «реформаторы» — и сейчас из каждого утюга политики и пропагандисты надрываются о каких-то «прорывах» и «оптимизациях». Тогда правящая элита забронзовела в несменяемости и самовоспроизводстве — и сейчас кастово-клановый отрицательный кадровый отбор не позволяет ни одному свежему, по-настоящему новаторски и патриотически настроенному гражданину прорваться к сияющим высотам госуправления. Тогда лидер страны Горбачев мел хвостом и метал икру перед коллективным западом, не скрывая своего преклонения перед европейскими ценностями в ущерб культуре, традициям, истории и свершениям вверенного ему Отечества — и сейчас г-н Путин и его команда готовы любой ценой затесаться в любую мировую организацию, хоть под нейтральным флагом, хоть с сумасшедшими бюджетными затратами, лишь бы дали в сенях постоять. Тогда страна была приведена на грань политического, экономического и социального краха — а разве сейчас РФ находится в расцвете сил и на пике возможностей?

Мятущиеся элиты подспудно и тогда, и сейчас догадывались о насущной потребности в переменах, но ничего, кроме громких заявлений, запоздалых и непродуманных реформ не производили, загоняя ситуацию в неразрешимый тупик. А народ хотя и смотрел программу «Взгляд», но по сути жил своей привычной жизнью, посмеиваясь над «прожекторами перестройки», гласностью, ускорением и отливами в граните незабвенного Михаила Сергеевича, с удивлением взирая на кооперативные ларьки, но не особенно вникая в телодвижения, совершаемые властью. Правда, потом стало не до смеха: кто не интересовался политикой, тем она заинтересовалась сама. Как и сейчас «глубинная Россия» выживает сама по себе, весьма скептически оценивая майские указы, рывки и оптимизации, вместо кухонных разговоров стравливая пар в соцсетях и на согласованных митингах с повесткой «выпускай» и «мы здесь власть».

Тот же г-н Путин в фильме «Интервью с Путиным» (The Putin Interviews) американского режиссера Оливера Стоуна заявляет: «Было понятно и для Горбачева, и для тех, кто его окружал, что страна нуждалась в переменах, но сегодня я могу с полной уверенностью сказать, что они не понимали, какие нужны перемены и как их добиться… Как было сделать так, чтобы поменять ситуацию в стране, поменять систему, но страну сохранить? Вот этого никто, в том числе Горбачев, тогда не знал, довели до распада страны».

И еще одно немаловажное высказывание г-на Путина из того же интервью как нельзя актуально: «Самое главное заключается в том, что после развала Советского Союза 25 млн русских людей в одну ночь оказались за границей, и это реально одна из крупнейших катастроф XX века. Потому что пока люди жили в рамках одной страны, у них были родственные связи, работа, квартира, они были все в равных правах. В одну секунду они оказались за границей, а в стране возникли сначала признаки, а потом и полномасштабная гражданская война». Так что в разряд жертв перестройки по версии депутата Чернышова попадают не только граждане РФ, но и те миллионы русских людей, которые в одночасье очутились не просто в удушающем захвате невидимой руки свободного рынка, но и в чуждом, зачастую враждебном окружении — в Средней Азии, Прибалтике, на Украине.

У всех эпох слома систем есть удивительное сходство, какую не возьми: крах царизма, распад СССР или же сегодняшние российские реалии. У каждой есть своя Цусима, или Афганистан, или Донбасс и Сирия. У каждой есть свои Распутины, Кашпировские или мироточивые Поклонские. У каждой есть правящая элита, ощущающая необходимость перемен, но даже в общих чертах не представляющая каких именно, и, как следствие, не способная их осуществить.

Много трагических и настораживающих сходных черт у этих трех переломных рубежей российской истории, перечислять их можно до бесконечности, но есть одна, которая особенно привлекает внимание: отречение последнего царя и отречение первого и последнего президента СССР. Но такой серьезный политический акт следует совершать и вовремя, и с умом, и с ответственным пониманием того, какие плоды обществу принесет такое решение.

Кто получил выгоду от запоздалого отречения царя Николая II от престола? Если он хотел этим актом принести стране благо, то цели своей не достиг, потому что власть немедленно перехватили тогдашние «эффективные менеджеры» — Керенские, Гучковы, Милюковы, Львовы, которые не только не исправили предгрозовую ситуацию в РИ, а лишь усугубили ее, в свою очередь имея о грядущих переменах весьма смутное представление.

В чью пользу отрекся Горбачев? Он совершил ту же фатальную для страны ошибку, возведя на кремлевские высоты когорту опять-таки менеджеров, только уже ельцинского разлива, которые хозяйничают в стране по сей день, приведя в сжатые сроки РФ на край деградации, угрозы потери суверенитета и последующего распада.

Но г-н Путин сейчас может поступить более разумно и дальновидно, нежели его политические предшественники, и сделать так, как предлагает актуальная политическая формула, изложенная в Программе Сулакшина: в рамках действующей Конституции и законодательства России подать в добровольную отставку с поста Президента России, отправить в отставку премьер-министра, распустить правительство, через «подотчетную» ему партию «Единая Россия» распустить Государственную Думу России путем добровольного сложения депутатами своих полномочий. Членам Совета Федерации России уйти в добровольную отставку по такой же схеме. Поистине, это с его стороны будет шаг, действительно достойный государственного деятеля, а не «эффективного менеджера», которому лишь бы постоять у кормила и у кормушки, а там хоть трава не расти.

Если же президент Путин этого не сделает, то нет сомнений, что Россию ожидают политические, экономические и социальные катастрофы, подобные тем, что страна уже переживала, а к власти придут очередные, но уже крайне либеральные фашистского толка «менеджеры» и успешно доведут ситуацию до кризиса Украины 2.0, с региональными вооруженными конфликтами, внешним управлением и длительным гражданским противостоянием.

Так что у Путина пока есть и время, и возможность исправить сформированное им и его командой драматическое положение в стране, мирно и законно передав власть в руки той политической силы, которая не просто смутно ощущает необходимость перемен, но имеет совершенно четкое, научно обоснованное представление о том, каковы эти перемены, каков план действий по переустройству государства, и главное — каков образ будущей великой России и ее место в мировом сообществе.

И не исключено, что однажды в грядущем пост-путинском Отечестве, переустроенном на основах справедливости, нравственности, суверенности, какой-нибудь молодой и пока неизвестный миру депутат внесет законопроект о предоставлении государством компенсаций и мер поддержки жертвам не только перестройки, но и порожденного ею ельцинизма-путинизма. А зал будет не причитать о «позоре» и «насущных проблемах», а зааплодирует стоя и примет этот закон единогласно. Пожалуй, именно это и станет наглядным свидетельством торжества социальной справедливости в отдельно взятой стране.



Автор Любовь Сергеевна Донецкая — публицист, Союз народной журналистики, команда поддержки Программы Сулакшина.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора