Сутенёры «девственной свободы»

Александр Леонидов 23.08.2019 16:44 | Общество 132

Как пишет один из комментаторов — «Спасённый из лап режЫма Голунов на «Медузе» проникновенно «отинтервьюировал» двух «помужившихся» в Дании совестливых российских геев, которые умудрились усыновить в России двух мальчиков, а когда у детей возникли проблемы, дружно сбежавших из этой ужасной страны на поиски тихого гейского счастья. Детей они увезли с собой. …И это все, что мне нужно знать о помойке под названием «Медуза» и «гении расследований» Голунове» — заключает разочарованный человек.

Аллегорическое выражение «магия – паразит веры» не нужно понимать буквально. Речь о том, что ложь – паразит правды, причём в самом широком смысле. Ведь ложь сама по себе бесплодна, добиться же чего-то она может, только если эксплуатирует веру людей. Понять это проще, чем кажется! Представьте, что вы лжёте людям – которые ни одному вашему слову не верят; с таким же успехом вы могли бы и молчать. Ваша ложь бессмысленна – потому что она «как об стенку горох». Иное дело, если вы лжёте людям доверчивым, если вы эксплуатируете их веру и их святыни, манипулируя их искренним желанием служить добру и правде…

Отсюда вывод, кажущийся очевидным: никому не верить – никто и не обманет. Невозможно разочароваться в чём-то, если изначально не очаровывался. Предать может только друг: враг возможности предать вас лишён. И если вы совсем ни во что не верите, то вас никто не сможет использовать, манипулировать вами, все его попытки будут отражены стеной вашего непрошибаемого цинизма. Любому лжецу вы скажете: «мели, Емеля, твоя неделя», а его потуги будут вами восприниматься, как клоунада…

Кажущийся очевидным вывод – родной брат фразе «если вы не живёте – то вам и не умирать». Жизнь устроена так, что созидательными могут быть только вера и любовь. Безверие и ненависть – фундаментально разрушительны. Как орудие разрушения – они эффективны, и порой их эффективность поражает воображение. Как орудие созидания их использовать невозможно, смешно и пытаться. Циник всегда вычерпывает жизнь, и никогда её не наполняет. По крайней мере, не наполняет ничем, кроме фекалий.

С одной стороны, всё лучшее, что есть у человечества – создано верой и любовью. С другой, вера и любовь очень уязвимы перед клеветой и манипуляциями. А цинизм – неуязвим. Бесплоден, но неуязвим. Гельвеций писал, что «могущественная секта энциклопедистов» в его время «полагала мир владением ловких мошенников». Его слова не потеряли актуальности и сегодня. Если есть хорошие люди, то всегда найдутся и паразиты, которые паразитируют на их благородстве. А если благородства не осталось от слова «совсем» — тогда паразитам время «сматывать удочки», ибо больше им на руинах ловить нечего. Но такой способ избавления от паразитов (блохи покидают мёртвую собаку по мере её остывания) слишком дорог для человечества и цивилизации. Вас никто теперь не обманет? Да. Но и ничего светлого, прекрасного, настоящего в вашей жизни тоже уже не будет. Чёрное бесплодие убеждения «все они одним миром мазаны», с одной стороны, делает наивного умудрённым, но с другой – делает живого мёртвым.

+++

К чему я всё это, если разговор о либералах? Либералы – классические паразиты общественной добродетели: циники, толкающие праведников вперёд себя, взламывать препятствия для хищений. Старая поговорка о том, что «чёрная магия – паразит веры» иллюстрируется либералами в самом буквальном смысле.

Вся позднесоветская и пост-советская история – о том, как подлецы и мрази освоили особый, сакральный язык морального ригоризма, и торили себе путь к деньгам и личной власти воплями о справедливости, законности, священных и дорогих сердцу каждого ценностях и т.п. Эта шарманка дословно не меняется от Горбачёва к Ельцину, от майдана к майдану, она снова и снова играет одну и ту же песню от Собчака до Навального:

-Вставайте, люди русские! Смотрите – кругом коррупция, беззаконие, зло! Сокрушим же воровской мир, разрушим преступную власть (далее следуют примеры преступлений, подобрать которые у любой практикующей власти не проблема)! Неужели у вас нет чести и достоинства? Где ваша совесть и гражданское сознание?! Когда же вы возмутитесь этому безобразию, и т.п.

Главная проблема в том, что изрекающий эти красивые лозунги рот принадлежит жулику и манипулятору. Всей своей жизнью Ельцин и Собчак, Ющенко и Порошенко доказали (и тут уж не поспоришь), что менее всего на свете их волновали вопросы справедливости и законности! Но ни один из них не мог сразу сказать толпе то, что сказал бы, влей в него «сыворотку правды»:

— Ребята, я волк, хищник, я иду к власти по головам, мне нужно, чтобы вы покрошили всех моих конкурентов, а потом я буду крошить вас! Я внутренне смеюсь над собственным кличем «долой коррупцию» — потому что я сам и есть коррупция!

А почему подлец не может сразу сказать, что он подлец и руководствуется низшими мотивами? Ну, напрягите мозги: если он сразу так скажет, кто же из романтичных олухов за ним пойдёт? Подлец не просто изображает из себя «борца с привилегиями» и «борца за свободу», он обречён изображать такого борца. Ведь иначе все его подлые планы окажутся разрушены с самого начала, с первой ступени! Как бы ни были омерзительны для подлеца святые слова и чувства – подлец вынужден их симулировать и имитировать.

У этого действия подлеца есть главная цель и побочное следствие. Главная цель, которую подлец прекрасно понимает – добиться своего. «Развести на фуфло» наивную толпу и пробраться наверх, растолкав локтями конкурентов. Потом своими действиями во власти подлец дискредитирует себя, но ему уже плевать, ибо он чего хотел – взял.

Побочное следствие, о котором вряд ли думает подлец – куда страшнее его личного торжества. Ведь паразитируя на вере, маг убивает веру. Если обычный тиран мучает тело человеческое, а в душу не лезет, то либералы своим заскорузлым цинизмом использования священных слов выжигают душу напалмом.

Обжегшись раз, два , три – человек вообще перестаёт во что-то верить. Все слова для него теряют смысл, под любым словом он видит только ложь. Никакие призывы к святым чувствам уже не доходят до его сердца. Ведь зло и разрушение не имеют ни собственной энергии, ни собственных питательных веществ. Чтобы убить человека – нужно, чтобы его сперва родили, а то и убийства не выйдет. Чтобы обокрасть – нужно, чтобы сперва появилось, чего украсть, а у голого нищего и воровать-то нечего! Зло – паразит добра, и существует только до тех пор, пока в обществе остаются энергетика и питательные токи добродетели.

А если они иссякнут – то и злу (паразитарному организму) станет нечем питаться, и зло тоже вымрет, вместе со всеобщим вымиранием.

+++

Самое страшное – убить в человеке веру в светлые, искренние, бескорыстные идеалы, в результате чего святые слова станут смешными. Это в науке называется «убийством сакрального начала» или корня человеческой созидательности.

И когда паразиты, сыплющие священными словами, добьются такого исхода (а они почти уже добились) – не будет на земле места страшнее, чем место их торжества. Благообразная маска «борца за правду» спадёт с мурла оборотня, и получится по В.Высоцкому:

Ложь и зло, посмотри, как их лица грубы

И всегда позади вороньё… И гробы…

+++

На днях случилась полемика между двумя известными либералами-западниками, Денисом Драгунским и Сергеем Медведевым. Хотите на практике увидеть то, о чём я говорил в теории – читайте:

Драгунский задался вопросом: «Почему среди протестующих – люди по большей части обеспеченные, удачливые, хорошо устроенные в этой социальной реальности? А вот среди людей по-настоящему бедных, затравленных жизнью, не уверенных в завтрашнем дне – большинство искренне принимает сторону власти?».

И со своей стороны предложил ответ:

«Противники режима – это те, кто живет хорошо, но уверен, что при смене режима будет жить еще лучше. Сторонники режима – это те, кто живет плохо, но уверен, что при смене режима будет жить еще хуже. Вопрос, таким образом, не в наличном статусе субъекта, а в том, будет ли он (пускай даже ошибочно) считать, что получит выгоду от перемен. Ну или, наоборот, что ему солоно придется».

Драгунский не в состоянии (а может, и не хочет) понять причин 400 и 40 тысяч зарплаты в этой жизни. В его писанине 400 и 40 предстают как некий добровольный выбор: человеку предложили идти на два места, и он выбрал: устроюсь-ка на 400! Или наоборот – «пойду-ка за 40 работать!».

Но вы же, читатель, в отличие от витающего незнамо где Драгунского, вменяемый человек, и прекрасно понимаете, что всякая зарплата – не выбор, а необходимость, вынужденность. Человек работает за 40, потому что нет у него возможности устроиться на 400. А тот, кто на 400, растолкал всех конкурентов, подавил их и прибил, в жестокой социальной драке без правил добыл себе это завидное место. А как вы думали? Что в миллионеры берут «по собственному желанию»? И не получают хороших зарплат только те, кто не захотел их получать, добровольно отказался?

Люди за 40 и 400 не существуют отдельно друг от друга. Люди за 400 пожирают людей за 40 (а те – людей за 15, 10, 5, но суть понятна). И поэтому люди за 40 очень сильно (и разумно, и справедливо) боятся людей за 400. Эти люди и так уже выстроили свою роскошь на их бедности, а дай им волю – они и последнее отберут. Естественно, человек живущий на 40 или 20 тыс, не хочет, чтобы у человека, живущего на 400 тыс или миллион в месяц, была свобода. Эту свободу волк обрушит на овечку, понятно же! А если уж у волка есть свобода, выбитая им вместе с зубами в уличной драке без правил (по имени приватизация) – то нужно, чтобы она хотя бы не росла. Волк и так имеет слишком много, чтобы давать ему ещё больше. Оставьте слабым их последнее, сволочи!

Дело не в «парадоксе интересов», как думает в своём либеральном аутизме Денис Викторович Драгунский. А в том, что для бедного государство – естественный союзник против произвола богатых. Если, конечно, государство не выродилось в собственную противоположность.

Человек за 40 понимает, что если дать свободу тем, которые и так уже вышибли себе кастетами и битами 400, то они совсем замордуют население, наращивая разрыв в доходах.

Драгунскому напыщенно ответил Сергей Александрович Медведев, известный светоч «освободительной мысли», заявивший:

«Хорошо и плохо – субъективные категории, а не функции от уровня дохода. Человек, получающий 400 тысяч, физически страдает от зрелища избиваемых москвичей, политических репрессий и ежедневной информации о несправедливости и воровстве. Ему муторно и он идет протестовать. Человек, получающий 40 тысяч, пьет водку под пельмени, счастлив от Крымнаш и от того, как стали уважать Россию. Он поддерживает избиение либералов полицией. Так что люди идут на бульвары под дубинки вовсе не ради высоких зарплат и уровня жизни, это поход за достоинство».

Не просто подобие – калька с майдана, «революции достоинства». Либералы гнусно пачкают понятие «человеческое достоинство» своими руками, паразитируя на нём в своих корыстных целях. Им нужно   страну расчленить и освежевать для своего плотоядного пира, а в союзники они берут трескучую демагогию, выхолащивая в своём воровском угаре самые священные слова и самые светлые понятия.

Паразитируя на духовном, либералы 30 лет уже, магическим жестом, уводят разговор от признания наличия интересов. Противостояние и выбор позиций последовательно описываются в якобы «моральных» категориях: достоинство, бесславие, свобода, рабство и т. д.

Аморализм быть богатым в бедной стране не рассматривается такими как Медведев. Они снова и снова (майдан за майданом) проституируют слово «достоинство», равно как и все другие светлые слова. Они манипулируют наивным, но нравственным человеком, разводя его на «слабо»: призывают его на бой за свои шкурные интересы, называя эти шкурные циничные интересы то «достоинством», то «свободой», то «борьбой с коррупцией», то ещё как-нибудь возвышенно.

Так атеист, проникший в священники, эксплуатирует верующих и их веру, а сам за глаза смеётся над их «тёмными предрассудками»: давайте, дурачки, служите добру! Добро – это я, а служение – ваши денежки! Несите их побольше, мне на «мерс» не хватает…

Когда такое двуличие раскрывается (а оно, рано или поздно, непременно раскрывается) – по вере и чувству святого в душе наносится страшный удар. Человек проклинает не только обманщика, но и все те слова, которыми обманщик делал обман. Эти слова (свобода, достоинство, правда, законность и т.п.) кажутся соучастниками аферы.

-Я не верю не только жулику – говорит разочарованный человек – но и всему тому, что он говорил! Больше я на эту удочку не попадусь! Теперь – всё только по предоплате! Никаких пожертвований, никаких волонтёрств, никаких служений святыне! Это всё инструмент разводки в руках ловкого мошенника, фомка в руке взломщика!

Так, из-за жуликов умирает всё лучшее в людях, превращая их в агрессивных и эгоистичных животных.

Майданы страшны тем, что учат верить в «несправедливость добра» (как спел Ю.Шевчук про революцию 1917 года, в «перестройку» разочаровавшись в ней). Проституируя чистые и светлые, священные чувства людей, такие, как чувство человеческого достоинства, майданы плодят массы тех, для кого слова «достоинство» и «шулерство» становятся синонимами…

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора