Ударные беспилотники: почему у нас их до сих пор нет и когда они появятся

Андрей Васильев Русранд 20.01.2020 18:34 | Политика 82

Способ убийства генерала Касема Сулеймани показал, что современные средства доставки неядерного оружия активно развиваются и востребованы. В Иране отрицают, что колонну, в которой находился Сулеймани, атаковал беспилотник, тем не менее американские СМИ в новостных сюжетах продолжают утверждать, что это был именно дрон. Сегодня БПЛА могут быть использованы как инструмент для решения любых проблем. Но в России с созданием боевого беспилотника по-прежнему наблюдаются сложности. Андрей Васильев — о том, что тормозит нашу программу.


КАКОЙ ДРОН НУЖЕН АРМИИ

Ответ на этот вопрос кроется в самом понятии «беспилотная авиация». С самого начала, а точнее еще в тот момент, когда тезисы относительно ударных БПЛА только прописывались в концепции создания, было очевидно, что дрон должен делать то, чего не может обычная авиация и человек, ей управляющий. К примеру, безопасное патрулирование определенного района на протяжение 12–16 часов на обычном дозвуковом самолете, оснащенном ракетным оружием, невозможно в принципе.

Самолет проще обнаружить и легче сбить, а это грозит не только потерей борта, но и потерей летчика. Противники беспилотной авиации на этапе первых «прогонов» БПЛА с боевым оснащением утверждали, что один дрон, в силу своих характеристик и массы, не может нести столько же бомб и ракет, сколько обычный самолет. И тут нужно признать, что ограничений у БПЛА по массе бомбовой и ракетной нагрузки действительно больше — просто потому что он физически меньше и легче.

Но на создание дронов с большой продолжительностью полета все равно заложили существенные деньги, и сначала у США (пионеров боевой беспилотной авиации), а потом и в России, появились уникальные машины, способные держаться в воздухе целые сутки.


ЦЕНА ВОПРОСА

Однако споры о том, что опаснее — один дрон или один фронтовой бомбардировщик — не утихают и по сей день. С чисто математической и экономической точек зрения, все преимущества за дроном. Возьмем простой пример: американский БПЛА MQ-1 Predator стоит чуть больше 4 млн долларов, час его полета — чуть больше 3 тыс. долларов. В это же время новейший истребитель F-35 стоит не менее 90 млн долларов за единицу, а час его полета обходится американским военным почти в 30 тыс. долларов. При этом «козыри» F-35 — скорость и дальность полета, а также расширенный арсенал средств поражения.

Применительно к ВС РФ, несмотря на разность подходов к оснащению боевой авиации, цифры по эксплуатации пилотируемых и беспилотных средств доставки бомб и ракет будут примерно сопоставимы с данными по американским машинам. Даже если предположить, что первый российский беспилотник «Орион», испытанный в боевых действиях за рубежом, стоит 1 млн долларов, а дорабатываемый в данный момент «Альтиус-У» — 2 млн долларов, это все равно существенно меньше, чем стоимость модернизации самого массового штурмовика в российской авиации — Су-25.

Российский БПЛА «Альтиус-У», Фото Минобороны

Уже известно, что модернизация одного Су-25 до версии Су-25 СМ³ обходится военным примерно в 400 млн рублей — это около 6,5 млн долларов. На эти деньги можно купить два, а если договориться с производителем беспилотников на лучшие условия, то сразу три беспилотных аппарата.


КАК ЭТО РАБОТАЕТ У НИХ

Чтобы создать свою, полностью обособленную и готовую к бою беспилотную авиацию, министерству обороны уже в ближайший год придется решить ряд сложнейших задач. Для начала стоит отметить, что боевой беспилотник — это сложнейший комплекс, создание которого требует мобилизации целой отрасли промышленности. Первая проблема на этом пути — создание спутниковой системы связи с широким каналом, который для боевых операций не пришлось бы арендовать у третьих стран. Это, в свою очередь, тянет за собой программу создания спутников тактической связи, которые в России тоже есть и работают вполне успешно.

Другой вопрос — унификация по боеприпасам. Самые массовые американские беспилотники MQ-1 и MQ-9в основном используют не специально созданные для БПЛА ракеты, а средства поражения, которые были разработаны ранее для пилотируемой авиации. К ним относятся и ракета AGM-114 Hellfire — одна из самых массовых управляемых противотанковых ракет, которая изначально создавалась в качестве вооружения для вертолётов огневой поддержки AH-64 Apache.

Американский ударный дрон MQ-9 Reaper

Кроме того, подвесные элементы американских беспилотников позволяют «цеплять» в случае необходимости не только ракеты, но и управляемые бомбы GBU-12 Paveway с лазерным наведением, с помощью которых можно проводить сбросы даже в сложных метеоусловиях.


КАК БУДЕТ РАБОТАТЬ В РОССИИ

У ВКС России много аналогичных боеприпасов, применение которых сильно упростило бы и ускорило разработку беспилотников. К примеру, корректируемые авиабомбы КАБ-500С и управляемые ракеты комплексов «Атака» и «Вихрь», которые устанавливались и устанавливаются на боевые вертолеты армейской авиации, могут сослужить добрую службу при проведении контртеррористических и войсковых операций как за границей, так и внутри страны.

Помимо этого, для БПЛА создали целую подгруппу боеприпасов. Максимальная масса боевой части — до 50 килограммов. Точные индексы боеприпасов пока не раскрываются, однако уже известно, что для поражения целей «умные» бомбы и ракеты будут использовать как специальные «крылья» для планирования, так и встроенные реактивные двигатели.

Российский БПЛА «Орион»

Отмечается, что для изменения полетного задания может быть использован зашифрованный сигнал, который передается по радиоканалу. Навигация боеприпасов в районе нахождения цели осуществляется по данным инерциальной системы и спутниковой системы позиционирования. Наведение на цель выполняется посредством лазерной системы, а также с использованием видеомодуля управления.

К удивлению многих экспертов, в списке средств поражения российских БПЛА не оказалось ракетного комплекса «Гермес-А». Уникальность этой ракеты состоит не только в переработанной конструкции боевой части и принципе подрыва, но и дальности пуска. В отличие от противотанковых ракет «Атака» и «Вихрь» с «максималкой» в 6–7 километров, «Гермес» способен поражать цели с расстояния в 15 километров без потери точности.

При этом мои источники в ОПК, знакомые с ходом разработки беспилотных аппаратов, отмечают, что несмотря на существенный прогресс в завершении испытаний, проверка совместимости вооружения может сдвинуть начало серийного производства беспилотников с большой продолжительностью полета примерно на год-полтора. При этом серийный реактивный беспилотник С-70 «Охотник», работа над которым ведется в приоритетном порядке, будет представлен в ближайшее время. Примерно к 2040 году будет создан беспилотный стратегический бомбардировщик. Об этом заявил командующий дальней авиацией ВКС РФ генерал-лейтенант Сергей Кобылаш.

Российский тяжелый беспилотник С-70 «Охотник»

Пока неизвестно, будет ли дозвуковая машина построена на базе одного из принятых на вооружение самолетов или это будет принципиально новая разработка. Но точно одно: пилотируемая авиация постепенно вытесняется с поля боя.

Андрей Васильев

Источник

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора