Угроза от России или для неё?

Антон Чаблин 30.07.2021 12:01 | Политика 296

Фактор противодействия российской угрозе становится определяющим в политике северных государств, которые ищут заступничества у НАТО и США. Сама Россия посылает северным соседям двойственный сигнал: Москва заявляет о собственных миротворческих инициативах в Арктике и одновременно наращивает военное присутствие близ северо-западных границ. Население северных стран – Швеции, Норвегии, Эстонии – недовольно тем, что в геополитических играх может оказаться заложником интересов сверхдержав.

Одним из ключевых геополитических событий последних месяцев стал министерский саммит Арктического совета в Рейкьявике. Эта организация была создана четверть века назад, помимо России в неё входят США, Канада, Норвегия, Исландия, Дания, Финляндия и Швеция.

За годы существования совет едва не выродился в сугубо декоративный орган, не решающий практически никаких проблем.

Россия же на саммите в Рейкьявике объявила о необходимости перезагрузки Арктического совета, который не только должен получить больше экономических полномочий, но и вернуть себе военно-политическое влияние.

Дело в том, что до 2014 года проходили регулярные встречи начальников Генеральных штабов государств – участников Арктического совета. Однако затем они прекратились, и на саммите в Рейкьявике под председательством России было объявлено о том, что генеральские встречи должны быть возобновлены.

Со стороны Москвы это стало ответной реакцией на милитаризацию северных морей, о которой Россия заявляет на протяжении последних лет. Хотя и сама прикладывает к этой милитаризации немало усилий, из-за чего сталкивается с обоснованными обвинениями со стороны других членов Арктического совета.

В Швеции накануне парламентских выборов, которые должны состояться в 2022 году, одной из наиболее актуальных тем политических дебатов стала возможность вступления страны в НАТО.

Социал-демократы во главе с премьер-министром Стефаном Лёвеном выступают за сохранение нейтралитета, который был залогом процветания Швеции и других скандинавских государств с середины XX столетия.

Оппозиция – две либеральные партии во главе с экс-министром предпринимательства Анни Лёф и экс-министром здравоохранения Ульфом Кристерссоном, которые имеют все шансы взять под коалиционный контроль будущий парламент, – добивается вступления в НАТО.

Главный аргумент оппозиционеров – это необходимость укрепления обороноспособности Швеции, которой якобы всерьёз может угрожать Россия.

Впрочем, несмотря на отсутствие политического консенсуса относительно дальнейшего нейтралитета Швеции, вопрос увеличения военных расходов уже практически решён. В ближайшую пятилетку в стране должно произойти масштабное перевооружение Вооружённых сил, годовой бюджет которого составит 89 млрд крон (8 млрд долларов).

Ещё одно северное государство, где сейчас тема России доминирует в информационном пространстве, – это Норвегия, которая, как и её сосед, не является членом НАТО.

Вопрос Russian threat в норвежском обществе имеет вполне прагматичное измерение. Дискуссия о вступлении в страны в Североатлантический блок не приобрела шведской остроты, зато норвежский военный истеблишмент вполне очевидно тяготеет к США, которые последние годы беспрецедентно нарастили своё присутствие в стране.

Ещё в 2018 году США впервые с момента окончания холодной войны вывели свои авианосцы в Норвежское море. В феврале нынешнего года в Норвегию были переброшены американские бомбардировщики B-1B Lancer. Самолёты должны патрулировать акваторию за Полярным кругом близ северо-западных границ России.

Однако самым резонансным событием стала швартовка американской атомной подлодки New-Mexico в гражданском порту Грётсунн норвежской коммуны Тромсё в мае нынешнего года.

Произошла подобная швартовка впервые с 2007 года, она сопровождалась антивоенными протестами местных жителей. Граждане Тромсё всерьёз обеспокоены тем, что их коммуна в случае ухудшения российско-американских отношений может стать мишенью для военных ударов со стороны России.

Однако официальный Осло не скрывает, что карт-бланш для американских военных – это ответная реакция на милитаризацию со стороны России, которая ещё в 2017 году всего в 260 километрах от норвежской территории построила самую северную на планете военную базу «Арктический трилистник».

Пикировка норвежских и российских военных и дипломатов происходит постоянно, причём взаимное наращивание военного присутствия в регионе – далеко не единственная тема споров.

Россия ещё в прошлом году на дипломатическом уровне обвинила Норвегию в одностороннем пересмотре условий Шпицбергенского трактата. Этот документ, принятый в 1920 году, признавал северный архипелаг зоной совместного ведения Норвегии и России (тогда ещё СССР).

До хрипоты спорят о необходимости связей с Россией и в Эстонии, лидер которой Керсти Кальюлайд – представитель христианских демократов – среди всех балтийских лидеров имеет наиболее тесные контакты с Москвой. Достаточно напомнить, что Кальюлайд приглашала Владимира Путина на Всемирный конгресс финно-угорских народов в Тарту. Путин не поехал.

Эстония логично встраивается в панконтинентальную инициативу «Один пояс – один путь», которая должна обеспечить высокоскоростную логистику грузов из Китая через всю территорию России. Эстонский бизнес осознаёт, что подобная инициатива логично завязывается на крупнейший балтийской порт Тарту.

Вместе с тем в отличие от Швеции и Норвегии в Эстонии российская полемика проходит не в военно-политической, а в энерго-политической плоскости – она связана с возможностью участия России в строительстве мини-АЭС.

Малая атомная станция должна обеспечить балтийской стране энергетический суверенитет, избавив от прямых поставок электроэнергии по сетям из России. Вместе с тем Россия в числе других глобальных игроков (США, Японии, Франции) проявляет интерес к проекту мини-АЭС стоимостью 1,1 млрд долларов. Важность проекта трудно переоценить, поскольку станция может стать пилотной для Европы, дав ключ к рынку объёмом в десятки миллиардов долларов. В случае успешной реализации пилотного проекта в Эстонии российская сторона могла бы создавать аналогичные мини-АЭС в других небольших энергодефицитных европейских государствах.

Возможное участие России в проекте – один из аргументов противников строительства мини-АЭС, против которой выступает партия «Зелёные», возглавляемая двумя журналистами – Зюлейхой Измайловой и Каспаром Курве. Правда, голос «нуклеоскептиков» звучит слабо. Да и партия даже не имеет представительства в эстонском парламенте Рийгикогу.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора