«Украинский закон» как отмена выборов. Навсегда.

Александр Берберов 9.10.2019 22:49 | Политика 46

Если можете и хотите – поправьте меня: но я всегда считал, что смысл выборов – установить волю, мнение и желания большинства избирателей. Смысла выборов, из которых избиратель исключён, его мнение «нелегитимно», а его предпочтения ничего не значат – я не понимаю. Я, например, не могу понять позиции, согласно которой выбор вместо избирателей Донбасса делают чиновники в Киеве, которых немного, а главное – они же даже не жители Донбасса, и в списках избирателей (даже если подходить предельно формально) – не значатся. Объясните, если можете, что это за «выборы», при которых выбор делает не избиратель, а целиком подменивший его столичный или американский чиновник?

Вопрос гораздо шире Украины. На наших глазах отрабатываются сразу во многих местах (включая и Украину, но не только) технологии, которые полностью вышибают исходный смысл понятия «выборы». Можно по разному относится к демократии, верить в неё или не верить, но называть «выборами» то, что называет теперь «выборами» Запад – верный путь не столько даже к беззаконию, сколько к безумию.

Безумие хуже беззакония. Например, открыто существующая диктатура беззаконна, но не безумна. В ней понятны и рамки, и условия, и правила. Если людям не дают голосовать – это беззаконие. Если же выборы за один город делают совсем в другом городе, и даже за океаном – это уже безумие.

С точки зрения самой общей теории выборы могут быть законными и незаконными. Законные – это те, где честно, без фальсификаций подсчитано большинство голосов. Незаконные – те, на которых большинство установлено нечестно, с масштабными фальсификациями.

Поскольку речь идёт о математике (один человек – один голос) законность выборов не может быть этнической. Как нет разных математик, так не может быть и выборов «по украинскому» или «по занзибарскому» закону.

Законные выборы везде одинаковы: это математическая точность в честном подсчёте голосов. Она либо есть, либо её нет. Незаконные выборы – это просто подделанные выборы и всё.

Выборы могут вестись по закону, но они же не могут вестись по какому-то отдельно взятому «австралийскому закону». В Австралии, как и везде в мире, подсчитывают число. Число – не язык. Не может быть «русского числа» или «итальянского». Есть арабские и римские цифры, но это не разные числа, а просто разные способы обозначения одних и тех же чисел.

5 = V.

3 = III.

И если проголосовали за отделение от Украины 5 человек на хуторе, это точно то же самое, что проголосовали V человек. Нет национальности у математики, не может быть национальности и у выборов.

+++

Запад упорно проталкивает совершенно иное представление о «выборах», при котором избиратель совершенно исключается из выборного процесса. Отсюда возникают бредни про «выборы по украинскому законодательству», суть в которых – выбор делают не жители территории, а Киев (и американский посол), по своему произволу признавая или не признавая выбор людей.

С точки зрения теории права, не только выборного, но и вообще любого – это колоссальная и уму непостижимая инновация. Ведь замах сделан на тотальную смену выборного процесса его полной имитацией, симуляцией, при которой избиратель не имеет права на собственный голос, и лишь оповещается постфактум – «кого он выбрал».

В таком формате выборы теряют всякий смысл и заставляют скучать о «честной диктатуре», которая имеет открытую природу и в такие игры, остро пахнущие безумием, не играет.

Одно дело – просто подавить человека. И совсем другое – методично сводить его с ума, внушая, что чёрное – белое, белое-чёрное, а «выборы» – просто дата, в которую американский посол объявляет, кого и что он выбрал для населения.

Отрабатывая эту технологию, спикер ВРУ назвал «красные линии» для закона об особом статусе Донбасса. По словам Дмитрия Разумкова, речь идет о выборах строго по украинскому законодательству и «компоненте безопасности».

«Ключевым вопросом стоит вопрос о выборах. Выборы могут происходить исключительно по украинскому законодательству, и это одна из тех «красных линий», о которых мы говорили», — сказал Разумков (цитата по Hromadske).

То есть вопрос официально, гласно и открыто выводится из сферы подсчёта голосов (раньше их если и подделывали, то тайно, скрытно) – и переходит в сферу признания выборов «законными» в Киеве. При таком подходе голоса вообще нет смысла подсчитывать, ибо кому и зачем они нужны? 90% голосует за одно – но в Киеве это считают незаконным. 90% голосует против другого – но в Киеве это считают законным. Зачем вообще в этой схеме избиратели?! Пусть Киев сразу озвучит, чего хочет, и вопрос закрыт – ему же мнение людей всё равно неинтересно…

Интересен и другой подход: в качестве второй «красной линии» спикер Рады обозначил компонент безопасности. Сюда входит, в частности, контроль над российско-украинской границей. Только тогда, когда он будет реализован и когда ОБСЕ признает выборы в Донбассе, заработает украинский закон об особом статусе региона, добавил Разумков. «Выборы могут проводиться, только когда нет пулеметов, танков, другого оружия», — заявил он.

Из чего можно сделать вывод, что украинские пограничники выйдут на границу… без оружия! А иначе как же выборы проводить – если территория контролируется вооружёнными людьми?!

Разумков практически открытым текстом требует, чтобы оружие осталось только у одной стороны: украинских фашистов. После этого всё будет «в шоколаде»: и выборы, и перевыборы, и статусы, какие хотите…

Формула «вначале оккупация, а потом выборы» — показывает и доказывает ненужность выборов и избирателей в современной модели «демократии», которую презентует Запад.

Выяснение воли большинства без террора и давления – по мнению Киева и его покровителей из США – архаика и ненужные пережитки.

В старом мире, со старыми, традиционными представлениями о демократии пришлось бы американцам нудно и уныло доказывать, что выборы и референдумы в Донбассе и Крыму были поддельными, что голоса подсчитаны неправильно, и т.п. Эта работа скучная и неблагодарная: потому что мнение населения Крыма и Донбасса прекрасно знают все, включая и Киев и США. Территории изначально оказались в составе УГ случайно, в силу исторической нелепости, они там быть не хотят, и любой честный подсчёт голосов именно это, только это и покажет.

А потому призывы провести ещё один референдум – не модны на Западе. Потому что аргумент – «жители не хотят отделяться» — там никто даже не выдвигает. Там в моде другой аргумент: жители отделяться хотят, но и плевать на них, проведём выборы «по украинским законам» — и захотят, никуда не денутся.

Такая позиция Запада вообще снимает проблему честного подсчёта голосов, так будоражившую умы в «старом мире», где демократией считалась воля большинства. Вместо аргумента «голоса подсчитали неправильно» выдвигается аргумент «сами избиратели неправильные», и потому «нечего их слушать».

Киев хотел бы назначать своих гауляйтеров, сопровождая назначение заявлением, что их выбрали. Самое страшное, что такая «смелая» трактовка идей демократии весьма и весьма тепло принимается на Западе сегодня.

Отсюда снимается вопрос «как проголосовало большинство?», заменяемый вопросом «кто будет голоса подсчитывать?».

Логика ясна: если «наши», то они посчитают, «как надо». Без оглядки даже на приблизительные цифры реального голосования…

Такого рода «политология» — открывает ящик пандоры с самыми чёрными ужасами террористической диктатуры. Выборы, в которых официально никому не интересно мнение избирателей – фактически, отмена выборности власти, как принципа. Никакого отличия от диктатуры при таком подходе нет, за исключением того, что он – лживее, и потому хуже прямой, неприкрытой диктатуры.

Маски сброшены.

Голосование «по украинскому закону» теряет всякий смысл, ибо его результаты заранее заданы террористами, берущими население в заложники, и вообще никак не коррелируют с волей и мнением избирателей.

Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 9 октября 2019

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора